0 0 10 1

Это был единственный человек за всю мою сорокалетнюю жизнь, который меня любил по-настоящему, искренне и честно. И не за заслуги, не за то, что я хорошая девочка и могу перед гостями сыграть на пианино, и не за пятерки в дневнике, не за то, что пою на табуретке, не за то, что работаю на телевидении, и я круче, чем дочка соседки. А просто за то, что я ее внучка, с двойками и нежеланием ходить на демонстрации 1 мая, с нелюбовью к вязанию и уборке квартиры. Она пекла мне самые вкусные в мире пирожки с черничным вареньем и подогревала картошку в сметане, она договаривалась с соседкой, чтоб я каталась бесплатно на каруселях в городском парке и позволяла читать книжки хоть круглые сутки. Корявым из-за инсульта почерком она писала мне письма в пионерский лагерь и всегда давала «рупь на ириски». Когда мне было девятнадцать лет, она отстегала меня скакалкой, за то, что я не ночевала дома и не предупредила. Она отстояла меня от всей семьи, когда было решено отправить меня на работу в деревню дояркой в воспитательных целях. Втайне от мамы она кормила меня, когда я в очередной раз уходила с очередной ненавистной работы и не приносила денег в семейный бюджет. И даже в 22 года, выйдя замуж, при ежемесячных женских болях я забиралась к ней под бок и спала, пока боль не утихала. Мы могли с ней рубиться в подкидного дурака часами, до икоты. Ее любили все мои кошки и собаки. Она простила меня за то, что я притащила в дом взрослого ротвейлера, который потом покусал ей руку. Бабушкина любовь была постоянной составляющей моей жизни. Я ее не осознавала и считала чем-то обыденным и естественным, как дышать. В 25 я уехала в другой город, редко звонила и никогда не писала. Живой я больше бабушку не видела. Она умерла через 8 месяцев после моего отъезда. И единственный человек, которого она узнала, придя в сознание перед смертью, была я. На фотографии.

С того дня прошло 15 лет. Я сделала достойную карьеру, встречалась с уникальными и всемирно известными людьми, видела множество потрясающих мест. Много было интересного и замечательного за эти пятнадцать лет. Но я больше не ем картошку в сметане, ненавижу чернику, от вида каруселей меня тошнит. И все эти грандиозные пятнадцать лет я готова променять на те самые несколько минут, что бы бабушка в последний раз в ее жизни посмотрела не на мое фото, а на меня.

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

NOMATTERWHOANDWHERE — Наркоман со стажем

NOMATTERWHOANDWHERE · @nomatterwhoandwhere 5 0 10 1

Чем больше накрыт одеялом тем станет страшнее, Где же те монстры ночи, я жду- пусть сожрут меня поскорее.

NOMATTERWHOANDWHERE · @nomatterwhoandwhere 6 0 10 1

«В двух случаях людям нечего сказать друг другу: когда они расставались так ненадолго, что ничего не успело произойти, — и когда разлука так затянулась, что изменилось все, в том числе и они сами, — и говорить уже не о чем.»— Михаил Веллер

NOMATTERWHOANDWHERE · @nomatterwhoandwhere 7 0 10 1

А вы верите в то, что в огромной Москве могут пересечься два человека, живущих на разных концах города, когда-то безумно дороживших друг другом, но в один момент ставшие такими чужими и не видевшиеся год?В тот час и в том месте, где они не должны были оказаться.Просто так сложилось, что у него отменили пары и отчего-то он впервые за долгое время решил поехать другим маршрутом, нежели обычно, а у нее встреча с одногруппниками где-то в центре, миллион планов и наконец за долгое время выходной.

И они видят друг друга.И обоим становится неловко, стыдно.Они расходятся в разные концы вагона. Просто было поздно выходить из поезда и ждать следующего состава:когда они заметили друг друга, двери уже закрылись.На мгновение его лицо как-то передергивает, он становится мрачным.Вагон пустой, они стоят, еле дыша.А между ними находятся четыре долгих года, бесконечные разговоры на ночь, взросление и переосмысление жизни, предательства, слезы, признания, тайны, откровения. И желание один раз вычеркнув человека из своей жизни, больше не позволить появиться ему в ней снова; больше никогда друг друга не видеть и не знать.

С каждой минут всё более и более напряженная атмосфера. Взгляд, устремленный в пол.А в голове последний разговор.

—Может ты все таки наконец погуляешь со мной?

—Нет, я занята.

—Было бы желание… -Хватит, пожалуйста, меня достало это!

—Да я же люблю тебя!

—Ты знаешь мой ответ!И мне неприятны все твои попытки быть ближе, поцеловать и приобнять.Ты просто друг для меня..Но, как я вижу, дружба-это не то, что тебе надо. Ты сам сделал свой выбор.На этом разговор закончен.

—Ты никогда не ценила тех, кто тебя любит, никогда!Ты всегда любила только себя.Почему я раньше не видел какая ты на самом деле?Если будешь продолжать в том же духе-останешься без друзей и родных.

—Я не люблю тебя.Ты даже не нравишься мне.Оставь меня в покое.Прощай.

Он выходит. Она сидит одна; она одна уже год.С того разговора они больше не общались, не перезванивались.Она поняла, как важен он ей был.Единственный, настоящий друг, который поддерживал во всех ее начинаниях, успокаивал и терпел.Только не смог он удержать ту грань между дружбой и чувствами.Лишившись того, кто действительно дорожил ей, и, не сумев исправить этого, она поняла, насколько он был прав.Только сейчас уже ничего не изменишь, как бы ты не пытался.Поезд доезжает до ее станции.Она не хочет выходить.Там ее никто не ждет.